Путешествие на остров Крит

Путешествие на остров Крит
Путешествие на сказочный остров

Много лет назад мне уже доводилось бывать на Крите, острове, с визитом на который не надо затягивать или наоборот, приезжать туда слишком рано. Конечно, речь идет не о времени суток и даже не о сезонах – это про нашу жизнь. Дело в том, что Крит, будучи самым большим из греческих островов как будто бы застыл во времени.

Да, там есть современные дороги, магазины электроники, аквапарки, база ВМФ НАТО и даже магазин «Москва», где продают «Жигулевское» Но даже последнее важное обстоятельство не способствует его урбанизации. И, как и много веков назад, ветер с эгейского моря вспенивает прибой, зеленеют оливковые рощи в глубоких ущельях. Легкие путешественника наполняются воздухом неподдельной свободы и бесшабашности (если вам не многим за двадцать) или чувством невероятного умиротворения (если вашим детям немного за двадцать).

Молодежи средних лет, уже вступившей в условную битву за место под условным солнцем, возможно, придется испытать смешанные чувства, ведь бесшабашность тинейджерства они уже не могут себе позволить, а умиротворенность состоявшихся зрелых людей еще нет.

Но стоит нырнуть в прозрачную бирюзовую воду одной из многочисленных бухт, а выйдя на берег взять глиняный стакан и сделать пару глотков хрустящего местного вина – вы сразу оказываетесь вне времени и вне возраста. И тогда начнется то, ради чего люди, видавшие многое все равно возвращаются на Крит, с его неказистыми «венецианскими» домами, руинами крепостей, его мифами, простой, но не праздной жизнью. Поэтому, когда бы вы ни побывали на Крите, о нем можно рассказывать так.

Будто вы вернулись вчера, даже если вам случилось побывать там несколько лет назад. Могут немного отличаться некоторые детали, но суть и, как модно говорить, «формат» остаются неизменными, чем я и воспользуюсь, рассказывая о впечатлениях, полученных от двух посещений острова с интервалом в 5 лет. Унца-унца тайм.

Это было то время, когда я, прямо, как маленький Иван-Царевич, который в своем нежном возрасте больше интересовался говорящими лягушками, все еще больше тяготел к хмельному отжигу на дискотеках ночью, чем к осмыслению увиденного днем. А посему, чтобы не говорили тонкие ценители, не было и нет на Крите иного такого места, где подросток-тинейджер, недавний или вечный студент, будет чувствовать себя, как дома. А еще точнее, как в университетской общаге.

Разумеется, не таких задрипаных полу-трущобах, какими их знают многие выпускники ВУЗов бывшего СССР, а такими, какими мы их знаем по разным европейским и американским молодежным комедиям. В общем, это не слишком притягательно, но людно, шумно, весело и нетрезво. Это я о Херсонисосе – городке в 30 км к востоку от столицы острова, города Ираклион.

Зимой, когда нет туристов и город напоминает заброшенный киногородок, население сокращается с 20 000 до 500 человек и им, наверное, особенно весело. Не приходя в протрезвление Херсонисос переходит в другой такой же, но более бюджетный поселок Малия, тянущийся вдоль длинной череды песчаных пляжей, до середины которых не всякий напившийся «в соплю» юный британский гопник доползет на карачках.

Мы поселились в легендарном отеле Mari Kristin. Легендарность его состояла в том, что, даже не смотря на всю его бюджетность, кормили там таким силосом, что от него воротили носы даже те, кто и есть-то не собирался. А между тем, тучная хозяйка заведения, ходила по залу пепеля приверед глазами и даже периодически кого-то отчитывала, мол, как это не по-христиански оставлять еду на тарелках.

Напротив нас был весьма молодежный отель Glaros, набитый развеселыми голландскими старшеклассниками и студентами начальных курсов, видимо впервые поехавших зажигать без предков, а потому веселящихся, как молодые щенки. Удивительно, как много коктейлей можно сделать на основе Хайникена, который они в режиме фордовского конвейера тащили из «синего ларька» под названием «Св. Катерина», что был через дорогу. Выйдя из автобуса, час толкавшегося в каких-то непонятных пробках, в конце недлинной узкой улочки мы увидели море.

Берег в этом месте был относительно высокий, поэтому мы не видели ни перехода променада в пляж, а пляжа в прибой. Просто грубый срез суши и за ним сразу море. И подтягивающийся в раскаленную за день бетонную «трубу» улицы прохладный запах моря. Ну, как? Как тут было не выпить? И как пели «Битлз»: “…you could say that I’m a dreamer, but I’m not the only one”.

Впрочем, то, что не мы одни пришли к такой глубокой мысли стало понятно чуть позже, а пока, сбросив «оковы цивилизации» мы кинулись на пляж. The Beach…Хорошо, что я успел подготовиться и внимательно изучил на англоязычных крито-фанатских сайтах тему пляжей и, в общем-то, знал куда иду. К пляжу спустились по лестнице, высота берега была метра четыре. Ширина пляжа метра три. Длина, метров пятнадцать.

В уголочке польские туристы, будто сошедшие с полотен Брюгеля (старшего) культурно попивали водочку из стаканов – Европа! Мы же кинулись в пучину. И вот тут случилось то, о чем не упомянули иностранные критофилы. Да, я знал, что пляж песчано-галечный, а вход каменистый, но зато вода чистая. Но я никак не ожидал, что сильным прибоем в этой чистой водичке со дна будет поднимать камни размером с волейбольный мяч и швырять им по ногам. Состязание со стихией, однако, увлекательно.

В дальнейшем этот пляж преподнес еще пару сюрпризов. Сначала я обнаружил в песке бьющий из-под земли ключ. Радости культурно-отдыхающих не было предела. Милый австрийский джентльмен в панамке даже попробовал и уверил всех, что это zuss wasser (нем. – сладкая вода). Так оно бы и было, если бы я не заметил на отвесе берега закамуфлированной трубы, спускавшейся от соседнего отеля.

Другой находчивый турист со скубой занырнул под какой-то соседний утес и вытащил «нечто». Не уверен, что в эгейском море водятся мурены, но было это чем-то муреноподобным, склизким и воняло от этого морского существа нестерпимо даже за 10 метров. Стойко отфотографировавшись с трофеем морской охотник под осуждающие взгляды и облегченные вздохи зашвырнул «чудо-юдо» в среду обитания. …Star BeachОстальные пляжи в черте города не многим лучше, поэтому «краеведы» рекомендуют немного пошевелить конечностями, дойдя до окраины городка, где начинается пляжный комплекс Star Beach, от которого на восток тянутся отличные песчаные пляжи. На самом же стар Бич. Когда схлынет волна мамочек с карапузиками начинается show time.

Разомлевшее от Хайникена будущее Европы, не выпуская пива из рук катается на надувных кругах по лэйзи ривер, а ближе к ночи тут начинается настоящий расколбас с поливанием пеной и всякими уродскими конкурсами. И если вы наряжались к вечеру – не шикайте. Будете в своих дорогих нарядах так же уляпаны пеной и пивом. И если вы не сразу обратили на это внимание еще в начале – останетесь довольны.

А одежку по формату купите себе на утро – шортики, вьетнамочки, панамку. Еда и «культурная пища»C наступлением сумерек, не приносящих особой прохлады, город преображается. Разноязыкие обитатели многочисленных апартаментов и недорогих молодежных отелей, развесив на балконах цветастые полотенца, образующих целую симфонию узоров, текстур, и национальных флагов делают последние приготовления перед походом в ночь.

Юные леди надевают парадные вьетнамки, наносят доходчивый макияж не оставляющий сомнения в их гуманоидном происхождении (ну, в смысле, неземной красоте). Тем временем юные джентльмены, разминающиеся в это время на балконе «красненьким» откалывают всякие похабные шуточки в адрес жильцов менее молодежного отеля напротив, культурно распивающих шампанское.

Таким культурно-распивающим ко всеобщей радости оказался я. Иной европеец сидел бы понурив плечи и давил бы из себя натужную улыбку. Но, сориентировавшись в обстановке с ловкостью скифского конного лучника «бахаю» очередной бутылкой «шипучки». В этой расслабленной атмосфере теория баллистики становится более-менее абстрактной, однако выстреленная пробка поражает незадачливого шутника в свесившуюся с балкона часть тела не умеющую лгать (если верить одной кинематографической идее Йоко Оно).

Это те самые наши соседи, любители Хайникена и Баккарди. Осмеянная товарищами «жертва» удаляется и через несколько минут появляется под нашими окнами с «контрибуцией» – кепкой Хайникен, которую можно получить за покупку 100 банок продукта. А это не каждому дано. Кажется, это начало хорошей дружбы. Как и большинство тусующихся в Херсониссосе тинейджеров эти ребята пожалуй впервые вырвались не просто из под родительской опеки – им уже целых 18, а это значит… значит, что даже «ботаник» может теперь позволить себе то же самое, что и 14-летний хулиган из зажиточной европейской семьи.

И вот уже к проходящим в низу девчонкам несутся самые завлекательные предложения (вроде «заходите, бухнете на халяву») и посулы (вроде «тут вам будет чем заняться»). С другой стороны отеля был другой «отель напротив» на третьем этаже которого жили ирландские девки-зажигалки, постоянно и страстно зазвавшие в гости какого-то пацанчика из нашего отеля, вечно читавшего на балконе книжку.

Чего ради? Ну как же, у них было слишком много виски и он, как джентльмен должен был выручить дам, ведь они не хотят быть в отрубе, когда ему дадут (ведь он конечно же придет, почему б ему не придти) – они ж б…, на…, настоящие леди, а не какие-то ощипанные англичанки, в корму им якорь. Исчерпав запас дежурных шуток все устремляются к центру города. Где он точно сказать сложно.

Впрочем, где начинается променад тоже. Минут за тридцать-сорок можно пройти основную «движуху». Подобно тому, как окрестности итальянского Римини «заточены» на русскоговорящего шоп-туриста, инфраструктура и развлечения Херсониссоса ориентированы главным образом на тех, чей основной рацион составляют пицца, пиво, гамбургеры и несложные крепкие коктейли, а музыкальный вкус прямо пропорционален громкости динамиков и интенсивности электронных ритмов.

Однако, в отличие от курортов итальянской Адриатики, тут нет проблемы с самообеспечением – есть достаточное количество лавок и супермаркетов, торгующих все необходимым, включая такие важные адаптационные продукты, как водка «Русский стандарт» и кипрское пиво «КЕО», т. к. их местные субституты не выдерживают критики.

Для меня зона развлечений, если идти от Стар Бич на запад, начиналась у диско-бара Quatro (это на главной улице с правой стороны), где развеселые блондинки-барменши с детским восторгом поджигали стойку бара. Надеюсь, из забирающихся поплясать на стойке никто ни разу не решил погасить костер «по-пионерски». Я, честно говоря, уже не помню, как и в какой последовательности развивались наши отношения с трудовым коллективом заведения, однако документальные свидетельства указывают на то, что они были теплыми и дружескими – приходя, я заходил за стойку и наливал себе пива.

Мне даже разок разрешили поджечь стойку. Нюанс был в том, что обычно этот фокус-покус делали, когда на стойке никого не было. А тут не только было , но кто-то чуть ли не волонтером вызвался, уверив, что знаком с творчеством Джерри Ли Льюиса и готов спеть «Big Balls of Fire”. Кстати, напротив или где-то рядом был любопытный отель Dimitrion 2*, главным преимуществом которого был бесплатный доступ постояльцев в примыкающий к нему большой фитнесс-клуб.

У выхода встречаем наших голландских «антиподов». Оказывается, в «большом мире» они чувствуют себя не так уверенно, как на своем балконе. Договариваемся о времени завтрашних «стрельб». На нашей улочке это уже становится «местным аттракционом». Продавцы из упомянутой Св. Екатерины жаждут эскалации состязаний – «Голландия наносит ответный удар», читалось в их глазах, когда голландца брали очередной «мирный» Хайникен.

Еще через 200-300 метров попадаем в эпицентр ночной жизни. На перекрестке сразу четыре дискотеки. Я не скажу их названия, но (все тут предусмотрено) можно ориентироваться на силу неонового освещения, если вы уже нечетко идентифицируете силуэты. На крайний случай, можно спросить, где полицейский участок – он где-то справа, ближе к променаде.

А вокруг людской водоворот, гудки машин. И вдруг из какой-то дружной компании нимфеток (видимо приехавших отметить день рождения) милое и хрупкое британское создание во вьетнамочках, коктейльном платьице и с бусиками из искусственного жемчуга, заглушая гул машин выпаливает “I can’t wait to be offered to seat on someone’s dick!”, явно наслаждаясь произведенным эффектом.

Интересно, это была юбилейная акция или постоянно действующее предложение? В общем, быть взрослым – круто. Быть взрослым круто. А еще круче – ирландцем. А еще круче, открыть на Крите крутой ирландский бар и не пускать туда никого кроме крутых ирландцев. Вернее пускать, а потом тут же выставлять, приговаривая – «Да, ты брат не наш!».

И даже уговоры, мол, я буду молчать, а потом дважды замешаю кварту Джеймесона на пинту Гиннеса и буду, как все – не помогают. Интересно, что же у них там такого аутентичного. Может кинуть в окно кирпич, а когда все окажутся снаружи спросить? Но, увы, кругом бетон и асфальт. Зайти на голландскую дискотеку тоже оказывается невозможным. Как известно, голландцы приветливы и пускают всех.

И в этом проблема. Голландская дискотека на Крите – это небольшое помещение забито народом, как шпротами в банке от стойки и до выхода (он же вход). Ревет какое-то зубодробительное техно. Все технично прыгают и трясутся на месте. Постепенно продвигаясь к променаду делаем pit-stop в каком-то отрытом баре. Бар оказывается веселым и шумным.

Поэтому сюда приходят ирландцы и оно оказывается теперь еще и ирландским. И еще футбольным. Парни, узнав что мы из России, вспоминают прошлогодний проигрыш нашим на московском «Локомотиве». Мы им пеням – так, мол, вам и надо, жадинам. Мы вот на свой стадион пустили, а ваши нас в свой кабак нет. Это для них обидно. А еще сложно.

Ведь как кого-то чужого можно куда-то пустить, если все кабаки по определению ирландские? Они уверяют, что осенью в ответном домашнем матче они нам покажут. Конечно, покажут, – уверяю я их, когда найдут хотя бы одного игрока, способного попасть по мячу. И тут случается страшное. Нет, мне со всей ирландской толерантностью не начинают объяснять всю глубину моей неправоты и низость падения – со стола падает эдакий пятилитровый аквариум полный какого-то разноцветного крепкого и сладкого пойла, которое вся их компания тянула оттуда из трубочек.

Как говорится, есть неприятности, а есть истинные трагедии. Нависает официантка непонятной национальности и задает леденящий душу любого ирландца вопрос “Who’s fault?”. Поняв, что нашим новым маленьким друзьям сейчас лучше побыть наедине со своей проблемой мы оказываемся на шумном променаде. Тут еще больше очень странных баров и дискотек, представляющих собой стойку бара, орущие колонки и место перед ними, достаточное, чтобы разойтись двум людям.

Заток какие большие неоновые вывески сверху! И вот, начинается еда. К 10 вечера тут начинается время всеобщего ужина, большая жратва одним словом. Было время, когда Крит был для россиян довольно курьезной диковинкой и в Сети едва ли можно было найти сколь-нибудь вразумительную информацию по острову. Однако, как говорил один герой небезызвестной книги «бороться и искать…». Найти и… перепрятать» – вторили ему шутники читатели. Нашел я ресурс, тогда еще полностью англоязычный, настоящих любителей Крита – интернационального сообщества десятки лет приезжающих на остров. Конечно это www.explorecrete.com .

Если бы не они, для многих остров так бы и остался несколькими странными туристическими резервациями, бутафорским Кносским дворцом, да «пещерой Зевса» с вечером народной песни и танца под местную бормотуху. Этот реверанс стоило бы разместить в начале рассказа, но он имеет прямое отношение к жратве, ибо, как я понял, владельцы сайта, используя современные технологии (и это за 3 года до начала бума социальных сетей!), продвигали свой ресторан Jannis, находившийся где-то на западной окраине города, на темной набережной за старым маяком.

Он был в нашем маршруте самой дальней точкой, что позволило изучить всю развлекательную зону города. Впрочем, до этого ресторана мы так и не дошли. Из всего многообразия общепита, слишком туристического и не очень, нам больше всего понравился ресторан с актуальным названием Il Camino – в нем готовили не так уж паршиво, как в прочих местах. Т. е. все было нормально. Мелкие огрехи и неловкости компенсировались радушием и разными комплиментами в виде десертиков и диджестива.

Нюанс в том, что радушие у гордых критян и их албанских подручных имеет ограниченную годность и действует только при первом визите. На второй раз, вас встречают не как клиента, а как старого друга, а друзьям не положено придираться к мелочам, соблюдая свою часть правил гостеприимства. В любом случае – следует избегать заведений общепита с выцветшими фотографиями блюд у входа, меню на 30 языках и официантами, которые, не зная продолжения этих языков, тем не менее, пытаются на них с вами заговорить.

Забавно, что при этом прочесть и осмыслить написанное в меню они не могут. Вот такое вот эсперанто. Главное, чего я до сих пор не могу понять – это отсутствие на Крите свежей рыбы. 90% того, что есть в меню – разморозка, что бы вам не рассказывали. Из приятных мест хочется отметить что-то типа кафе Sweet Home, неподалеку от нашего отеля. Отметить его хочется потому, что это было единственное место, где принесли салат из свежих овощей, которые были и правда свежими.

Езда и культурная пища (без кавычек)Выше я упоминал про юного Ивана-Царевича, который интересовался говорящими лягушками и любил стрелять. А еще он, несомненно, для тех, кто знает сюжет, не мог удержаться от путешествий. Ну а мы и подавно. И тут, в Херсонисосе у нас снова был былинный выбор из трех вариантов движения. Налево (восток) в 30 минутах езды Агиос-Николаос, с воспетым в туристических проспектах весьма древним озером и известный также возможностью сесть на паром до Родоса.

Направо (запад) – весь остальной Крит с его столицей Ираклионом, опять-таки воспетым Кносским дворцом и чем-то там еще неизведанным. Ну а прямо, почти как в сказке – попадешь в Пещеру к Зевсу. И уж только позднее я узнал и понял, почему европейские критофилы поминали все больше юг и запад острова. Остров Крит – достаточно протяженный и имеет сложный рельеф, поэтому планируя маршрут следует рассчитывать время в пути с запасом, особенно если планируете посещать места в глубине острова, вдали от основной автострады.

Т. к. наш Херсонисос был все-таки прижат восточнее, в то время как наиболее значимые памятники находятся в центральной и западной части было решено сосредоточиться на востоке острова, посетив Агиос-Николаос (без посещения бывшего островного лепрозория на Спиналонге, конечно) и, если повезет, скататься на остров Родос на пару дней. Затем посетить столицу острова Ираклион и припасть к наследию минойской цивилизации – посетить Кноссикй дворец.

Далее по остаточному принципу – до туда, куда доедем и сможем вернуться в течении дня. Наиболее разумной показалась поездка в Ретимно, город и столица одноименной области, известная своим небольшим, но уютным старым городом и большой, но не страшной венецианской крепостью. Радовало лишь то, что до тех мест, которые знали мы и о которых, видимо, знают все легко добраться на комфортабельном автобусе KTEL. На востоке узловая станция в Айос-Николаосе, так что, если есть нужда ехать с пересадкой куда-то еще – это туда. Другой «хаб» конечно же на набережной Ираклиона, где находится порт и автостанция.

Город Санта-КлаусаДорога до Агиос-Николаоса (или, как сказали бы неугомонный эксцентрики англичане «города Санта-Клауса») неожиданно удивила, ведь с берега мы видели лишь голые нависающие утесы, а тут горная долина с густыми рощами, даже бурные речки и таких мест очень много, все они разные и красивые. Это еще раз указывает на целесообразность ухода от северных эгейских пляжей вглубь острова, вплоть до его самого другого его края.

Сама «историческая часть» и «знаменитое озеро» находятся не очень близко к автостанции – от нее нужно спускаться вниз и налево, пока не придете к небольшому озеру, соединенному узким каналом с морем. Недалеко от автостанции довольно примечательный рынок, где можно наблюдать туземцев, никак не связанных с туриндустрией. Серьезные усатые мужчины в одежде, как из старых фильмов. Женщины в черной глухой одежде.

Неожиданно осознаешь, что находясь здесь, все равно не приближаешься к пониманию истиной местной жизни. Меня это расстраивает, получается, что не имеет значения, куда ты поехал – вокруг картинка из рекламного проспекта, а посередине ты. Как заявил персонаж полотера из гениальной работы Данелия «Я шагаю по Москве» – «Правды жизни нет». На левой (западной) окраине города есть небольшой песчаный пляж, так что, если есть до отправления автобуса время – неплохо освежиться после прогулки по раскаленному городку.

Разумеется, если вы не решились сесть на паром до Родоса, отходящий от причала на востоке города. В городе есть маленький археологический музей, незаслуженно обойденный вниманием рекламных проспектов. То самое разрекламированное озеро не производит сильного впечатления. Если от него пройти и подняться в квартал чуть выше, можно оказаться в приятной прохладе узких улиц, дома на которых развернуты фасадом к солнцу, прикрывая пешеходов, в отличие от более новой части города, где улицы на свету почти весь день.

Там есть неплохие сувенирные магазины и ювелирные лавки. Все спокойно, никаких зазывал. Собственно, это то немногое, что можно было сказать об Агиос-Николаосе. Если вы туда решите ненадолго поехать – не пожалеете. Если нет – тоже. Я могу ошибаться, и буду рад, если то-то опровергнет мое мнение о том, что восток Крита – место совершенно не цепляющее ни кого из тех, кто способен влюбиться в Крит. Для молодежи это скучно, для зрелых людей недостаточно поэтично, для людей среднего возраста «стакан, который наполовину пуст».

Великая минойская мечтаВсе, чьи детство и юность пришлись на 80-е годы прошлого века, а также их родители, наверняка помнят цикл прекрасных, полных темперамента и трагизма мультфильмов по мотивам мифов древней Греции. И совершенно понятно, что всякому приезжему на Крит непременно хочется не только наслаждаться ветром овивающим утесы, нависшие над живописными бухтами, но и приобщиться к великому наследию и легендам уникальной минойской культуры.

Во всяком случае, все восторги туристических изданий к тому обязывают. «Долгая дорога в Кноссос» начинается с посещения и осмотра столицы острова г. Ираклион. Быть столицей не так уж и выгодно. Ускоренный темп жизни стимулирует новаторство в градостроительстве, а поди пойми наперед, сносишь ли ты старую хибару во имя прогресса и созидания или уничтожаешь будущий шедевр мирового культурного наследия.

Ну и конечно, столица с ее богатством и инфраструктурой притягивает кроме всего прочего и захватчиков, которым конечно захочется усовершенствовать местную варварскую культуру своими доработками. Разобрать античный пантеон на стройматериалы для крепостных стен, древними надгробиями выложить мостовую, сделать из ранне-христианской базилики готический собор, который вскоре переоборудовали в мечеть – обычное дело, особенно для Эллады. А тут еще 1940-й год с Критской битвой и жестокими бомбежками этого европейского neverland’а, от последствий которых остров похоже не оправился до сих пор.

И, наконец, строительный бум 1970-х изуродовавший облик старых европейских городов «матсерскими» инсталляциями безликих бетонных коробок в историческую застройку, не говоря уж об Ираклионе, у которого просто не было шансов. На подъезде к автобусной станции и вдоль порта можно наблюдать руины венецианской крепости позднее переоборудованной турками. То, что не доделали немецкие бомбардиры сделали сами местные, приспособив отдельные остатки укреплений, как часть фасадов новых зданий.

Оставшиеся бастионы имеют весьма запущенный, но все-таки романтичный вид, гармонией своих форм бросая вызов архитектурному хаосу эпохи железобетона. Здесь же у форта, на автостанции есть туристический офис. Там можно купить билет до Консского дворца и узнать, откуда отправляется автобус. Автобус не междугородний кондиционированный Neoplan, а почти коллекционный городской Mercedes. Ехать вроде бы недалеко, но по петляющим улицам города довольно долго.

В центре города проезжаем пару симпатичных кварталов застройки начала ХХв. Все остальное – невысокие бетонные коробки, наши «хрущевки» и то эстетичнее. Есть даже фонтанчик, на маленькой площади, который стараниями фотографов превращается в яркий элемент городского декора. Вокруг были дорожные работы, так-что нам не очень повезло с впечатлениями от города. Выехав из города прямо таки «на рысЯх» промчались до Кноссоса. Не смотря на ранний час собралась довольно приличная очередь у касс.

Хорошо, что на этой площадке было что-то вроде тента – солнышко тут довольно злое. К неудовольствию узнаем, что музей не признает международные студбилеты ISIC, а только удостоверения школ, колледжей и ВУЗов ЕС. Вы, типа – не Европа, заявляют нам критяне, о существовании которых мир вспомнил только году в 1913-м. Ну, да ладно, зато наконец-то прикасаемся к великой минойской мечте – дворец – полная чаша, жена-царица с прообразом GPS-навигатора и персональный Минотавр в утепленном подвале.

Площадь дворца не поражает размерами, а то, что являет собой ныне этот исторический памятник просто удручает. Землетрясения, пожары и хозяйственные окрестные крестьяне, растащившие по кирпичику все что осталось от царского дворца – явления объяснимые, хоть и фатальные. Но у меня не укладывается в голове практика реставрации, а точнее реконструкции утраченных строений. Фактически, от дворца до наших дней дошло только основание фундамента, пара цистерн для масла или воды, да отдельные фрагменты стен.

По останкам рисунков на амфорах, мозаиках и фресках, найденных в округе археологи получили некое представление о внешнем виде дворца. И тут началось. Скорее всего они преследовали лучшие цели, пытаясь воссоздать элементы дворца. Путем грубой реставрации были наращены элементы стен и даже секция дворца с колоннами и ярко намалеванными фресками. Недовольно бурча на туристов рабочие штукатурили очередную стенку «под старину». Ну и конечно же все аннотации и прочая информация на территории дворца были на греческом.

Думаю, для фиксирования единения с наследием древних достаточно получаса. И постарайтесь не есть в забегаловках рядом с остановкой, где официант забудет практически все, кроме вашего счета с заряженными туда 10% за сервис. Наверное, потому, что окна ресторана выходят на солнечную сторону. Жара. Но, все-таки эта поездка была нее напрасной.

Ведь и по тому, что осталось к моменту реставрации, немного поднапрягши воображение можно представить значимость дворца и всей системы минойского государства сложившегося и достаточно автономно развивавшегося на этой окраине древнего мира. На самом же деле, Ираклион и Кноссос – это не вершина всего интересного, что можно увидеть в области Ираклио, а лишь ворота к ней.

Отправившись строго на юг можно увидеть руины и амфитеатр древнего Гортиса, крепости южного побережья, защищавшие его от набегов африканских пиратов. Конечно, слыша в контексте Крита «руины чего-то там» не стоит это отождествлять с масштабами римских форумов, например. Но согласитесь, развитое с инженерной точки зрения строительство и изобразительное искусство острова, находящегося вдали от культурного и научного мэйнстрима заслуживают внимания даже в дошедшем до нас виде.

Ретимно – очень маленькая ВенецияНебольшому городку Ретимно, что в полутора часах езды от Ираклиона очень повезло. Во первых – это областной центр острова, ну, просто потому, что других сколь-нибудь значительных претендентов поблизости просто не оказалось. Во-вторых, во время второй мировой ему повезло куда больше, чем соседним Ираклиону и Ханье, являющейся столицей самой западной области, наиболее сильно почувствовавшей на себе удар захватчиков, следы которого видны (оставлены) в городе и поныне.

В Ретимно же ничего такого не наблюдается. Историческую застройку подтачивает разве что старость и ненужность новым владельцам. Как и в случае античных предков современники совершают фатальную ошибку, хотя кто знает – старая ли это хибара или памятник прошлого для потомков в будущем. Дорога до от Ираклиона идет вдоль берега, а затем заьирается в живописные горы, а потом в овраги. И вокруг Крит такой настоящий-настоящий. Так-что запаситесь водой, пакетиком и таблектой от укачивания, чтобы не смазать впечтление. Старинный городок не велик, но приятен.

Улочки старого города выложены аккуратной брусчаткой. На улице, идущей параллельно набережной, и особенно в районе фонтана сосредоточены довольно приличные модные магазины, а в перпендикулярных ей улочках – изобилие сувенирных лавок и художественных магазинов. В одной из «антикварных» лавок замечаю орден Красной Звезды. Сложно сказать, как он туда попал. Во время войны и в эти края судьба закидывала наших военнопленных. Может оттуда.

А может у его пути другая, тоже грустная, но неприглядная история. Помню, один из братьев-путешественников рассказывал, как нашел у старьевщика в какой-то индонезийской глубинке Орден Славы 1й-степени. Как он туда-то попал, вот уж что точно загадка. Сам старьевщик сказал, что орден ему достался вместе с лавкой. Но, увы, тут тоже что-то вроде сиесты и мне не удается его выкупить и вернуть на Родину. Загадывал сделать это в следующий раз, но в следующий раз опять не вышло.

По прошествии пяти лет я приехал, а лавка снова была закрыта. Зато модных магазинчиков вокруг поприбавилось. Впрочем, изделия местных кустарей также широко представлены. Не смотря на мое равнодушие к сувенирам у одной из лавок не смог удержаться от приобщения к туземной культуре. В городе есть венецианская крепость рядом с автостанцией. Сейчас закрыта.

В городе есть старинный фонтан – три струйки бьют из стены с барельефами в виде коринфских колонн, еще есть городской музей, конечно. Есть пара мечетей и несколько любопытных турецких домов, где в кладку вмонтированы таблички то ли с сурами Корана, то ли с другой полезной информацией и еще гербы. Их можно отыскать по дороге к автобусной станции, если идти не по новой большой улице, а старыми кварталами. Наблюдали интересную сценку.

По улочке шел тощий сиамский кот, самый обычный. К нему подбежал такой маленький симптичнй до невозможности крошечный песик какой-то хитрой местной породы, весело повиливая хвостом. Если бы кот мог носить футболку, то на ней была бы надпись "Fuck off, I've enough friends". Этот котяра развернулся к песику, выгнулся дугой и не то чтобы зашипел. Из его оскалившейся пасти исходило такое земиное шелестящее дыхание, а в глазах мерцала смерть.

Бедный песик все еще виляя уже поджатым под себя хвостом поятился назад, жалобно заскулив. И в этот самый момент получил от сиамца пару мощных ударов обеими лапами. наблюдавшая за этим бабушка-гречанка подобрала с тротурара и убрала назад брошенную сардинку, к которой было направился "чемпион". Вероломство на Крите не одобряют – здесь остров и если жить, как кошки с собаками, можно кончить, как минойцы.

Там же в переулках много симпатичных ресторанчиков с национальной и средиземноморской кухней. Всюду клетки с птицами. А еще есть венецианский квартал и крошечный венецианский порт, опять же в турецкой доработке. Вдоль всей бухты расположились ресторанчики. В первый раз мы не стали там рассиживаться, чтобы успеть вернуться в свой Херсонисос, перекусив днем в одном из ресторанчиков в знойном проулке старого квартала.

Приехав сюда пять лет спустя, уже из Ханьи мы смогли оценить скромный (даже очень) шарм венецианского порта в закатных лучах. На удивление, почти во всех ресторанах в гавани есть свежая рыба и морепродукты. Ребята из ресторана Seven Brothers затаскивают нас на кухню хвастаясь уловом, какими-то «синими каменными лобстерами», больше похожими на бройлерных кукарач. Смотрите, какой красавец, протягивают нам одного.

Красавец явно засмущался и из него откуда-то полезла чернильная субстанция. «Не, бойтесь!» – говорят, – «когда вы его будете есть, он будет уже мертвый!». О эта критская непосредственность. Проходим дальше к ресторанчику CAVO D’ORO. Хозяйка (или менеджер?) – какая-то совершенно безумная русскоговорящая тетка. Тоже тащит на кухню, уверяя, что у нее тут чистота в операционной и что она тут вообще самая крутая. С монументальным видом демонстрирует наличие икры морского ежа.

Она нас хочет этим накормить?! Но, это как-то лучше, чем лобстер-засранец. Остаемся, но это ошибка. Тетка буквально выносит мозг внушениями, типа «Да, вы хоть понимаете, где сидите! Да это ж мегасуперпуперместо!». Давешний лобстер начинает казаться сильной альтернативой, но делать нечего – улыбаемся и машем. Уходя замечаем новое. За пять лет сюда докатилась мода на «гламурные» лонжи и кафешки.

Напротив основания мола, на котором стоит маяк расположилось пара довольно миленьких заведений. Где отдыхает местная модная молодежь и самые пытливые из туристов. За сим прощаемся с вечерним городом. Последний автобус до Ханьи опаздывает на час, давая возможность насладиться ночным освещением крепости в тишине и прохладе.

p.s. Немного смешав события двух поездок на остров я оставляю в стороне нашу жизнь в районе Ханьи и поездку по западу острова, ибо это другая история, а сама Ханья, да и Западный Крит, заслуживают отдельного описания.


Поиск дешевых авиабилетов

Totugo.flights – сервис поиска авиабилетов по всем авиакомпаниям.

Купить турпутевку по лучшей цене

Travelata и Level.travel – онлайн-поиск лучших турпутевок по 120 туроператорам. Их достоинства: гибкие настройки, удобство и простота покупки туров.

Как найти жилье в путешествии

Totugo.com – поиск лучшей цены на отели по всему миру, позволяет хорошо сэкономить. Очень рекомендуем!

Booking.com – классика жанра, самый популярный сайт бронирования отелей.

Аренда авто

Rentalcars.com – аренда автомобилей по всему миру, сравнение цен среди сотен прокатных компаний.